Моя самая лучшая сессия.

Лилю и ее подругу хозяйка квартиры просит освободить квартиру, которую они снимают. Действие происходит во время сессии. Девчонки вынуждены преехать к знакомому парню, где и начниается все самое интересное...

- Нда, - я закрыла дверь за хозяйкой квартиры, - не могла потерпеть... блин... остался месяц до конца сессии.

Настя с печальной миной сидела на предмете мебели, в народе именуемом как 'прихожка'. Над ней уныло висели наши куртки.

- Я в шоке, - проговорила она, - и куда мы пойдем? И самое главное, где мы за неделю найдем квартиру? Вот зараза, ни раньше, ни позже, так-то вообще не до нее сейчас...

Хозяйку квартиры мы жутко не любили. Вообще-то четыре года студенческой жизни мы исправно снимали квартиру у бабули по имени Татьяна Ивановна. Бабуля была старенькая, ей перевалило за восемьдесят, дети забрали ее к себе. Уж не знаю, какими там силами на нее внучата подействовали, но все фразы типа 'не продам квартиру и никому не разрешу продать, пока не помру, мы с дедом ее ВОТ ЭТИМИ руками...' стали неактуальны. Внучка Лена оповестила нас, что они квартиру не то, чтобы собираются продать, а уже это сделали. И попросила освободить помещение в течение недели.

Я сунула свои ягодицы на 'прихожку' рядом с Настькой.

- Ну и? Нет, все ничего, квартиру-то найти можно... вот только риэлторам отваливать пятьдесят процентов стоимости... - снова вздохнула я.

- Ладно, - Настя встала, - пошли, попьем чаю и будем учить дальше, а то завтра экзамен, лично я ни фига не готова. Я у своих однокурсников поспрашиваю, а ты у своих, может кто-то из знакомых что-то сдает?

- Ага, особенно мои знакомые, которые, как и мы, понаехали.

Я вошла следом за подругой на кухню, она зажгла конфорку и поставила на нее чайник. Дом был старый, так что у нас тут была газовая плита, что по нынешним временам редкость.

- Твою же ж мать, это нам сколько же барахла перевозить, - я устало потерла глаза.

- А кому они хату продали-то? Даже покупатели не приходили ни разу!

- Откуда я знаю, может знакомым? А может и на себя по-быстрому оформила, внученька эта...

- Слушай, - Настя достала из холодильника масло и варенье, - а по сути, на фига нам сейчас снимать квартиру, мы же через месяц после сессии свалим домой на все лето? Нам нужно только три-четыре недели где-то перекантоваться, и все!

- Хм! Ну, так-то да! - я сразу же повеселела. - Перекантоваться это как-то попроще будет, чем искать сейчас квартиру.

- Так, ты чай будешь с тортом или с хлебом, маслом и вареньем? - серьезно спросила Настена. Я, прекрасно зная, что в холодильнике голяк, гордо ответила:



- Фу, не хочу торт, уж лучше с маслом, хлебом и вареньем!

Пили чай мы доо-о-олго, Насте ой как не хотелось идти читать гражданское право, а мне совсем не хотелось читать какую-то ересь с гордым названием философия. Но делать нечего, все-таки улеглись каждая на свою кровать с книжками.

- Знаешь, - я обвела взглядом комнату, - а мне жалко будет отсюда съезжать, тут вся наша студенческая жизнь прошла, с пьянками, гулянками...

- И мне...

Квартира была двухкомнатной, но одна комната была закрыта, там хранилось бабулино барахло. Мы жили в одной комнате. Мебель была самая, что ни на есть антикварная. Железные кровати с сетками, от которых болят спина, бока и ж...а по утрам. Стол-книжка, который трещал, устойчиво стоял на трех ногах, а четвертая был приклеена скотчем и примотана им же к радиатору, чтобы тот, не дай Бог, не упал. Ибо на нем стоял наш старенький комп, на котором печатались все курсовые, рефераты и так далее. На старой облезлой тумбочке стоял телевизор 'Шарп', пульт от которого был давно утерян, и мы бегали к нему, чтоб переключить каналы. Но главной гордостью был огромный старинный шкаф с зеркалом посередине. Уже четыре года там хранится наше барахло, а все-таки запах старины не выветривается. В смысле, не старья нафталинового, а именно старины...

Я еще раз печально вздохнула и уткнулась в свою книгу.

Настроение с утра было поганое. Мало того, что я ни фига не помнила, так и еще мысль о переезде просто убивала. Мы с Настеной угрюмо телепались к троллейбусной остановке. Погода тоже была под стать настроению: тучи, холодный ветер, а я в кофточку вырядилась, захотелось выпендриться дуре. Нужно было хоть ветровку надеть что ли. Кто ж знал, что лето такое позорное будет.

Мы также молча уселись в рогатый общественный транспорт, достали свои учебники и принялись чего-то там читать. Хотя, как давно известно и проверено на собственной шкуре, ни фига ты не запомнишь в последний момент, только мозги напрягаешь зазря.

- У тебя в каком корпусе экзамен? - зевая, спросила я.

- Во втором, а у тебя?

- В главном. Позвонишь, как сдашь? Или зайди за мной, двести восьмая аудитория.



- Ладно! - мы вышли из троллейбуса, и Настя крикнула мне: - Не забудь про квартиру спросить!

Про квартиру я спросила первым делом, но группа у меня и вправду была бедненькая по этой части, пятьдесят процентов ее проживали в общаге, такая же лимита, как и я. Так что с этим все было глухо, как и с философией.

- Блин, я ни фига не помню, клянусь, - скулила я, сидя на лавке перед аудиторией. Преподаватель еще не подошел.

- Ты-то хоть читала, - пробасил Димка, - а я не открывал даже.

Все усиленно совали шпоры по рукавам, карманам, штанам, короче, кто куда. Нда, от сессии до сессии живут студенты весело.

Когда мое настроение уже готово было опуститься ниже отметки 'совсем ни к черту', так как преподаватель все ни шел, а нервы, извиняйте, у меня не железные, заверещал мобильник в моем кармане.

Я достала свою старую 'Нокиа', заклеенную скотчем на обороте, так как крышка, зараза, все время отваливалась. Звонила Настя.

- Уже сдала что ли? - удивилась я.

- Да прям, еще не заходила даже, я чЁ звоню, я квартиру нам нашла!

- Да ну?! И где? И по чем?

- Помнишь мою одногруппницу Таню?

- У которой папа владелец сети магазинов в каком-то городке?

- Ага!

- Помню, и что? Папа же ей купил квартиру недавно возле парка Гагарина, она нас к себе позвала жить?

- Нет! Мы будем жить у ее парня Леши!

- Чего-о-о-о?

- Ну, помнишь, Леша такой...

- Идиот мелкий, понтодел, помню, - добавила я, - только не пойму никак, мы что, у Леши с Лешей будем жить?

- Да!

- Насть... ты там пила или чё? КАКОЙ НА ФИГ ЛЕША?

В это время пришел препод и грозно сдивнув брови гаркнул:

- Первая пятерка за мной в аудиторию!

А так как я всегда считала, что перед смертью не надышишься, и, сидя перед дверью, только нервную систему себе попортишь, рванула за ним, шепнув в трубку:

- Перезвоню.

Билет мне достался, конечно, хреновенький. Первый вопрос: искусство, как предмет философского рассмотрения и второй: главные установки и идеи постмодернизма. Хотя, думаю, что многие со мной согласятся, в философии бывают два типа билетов: хреновенькие и совсем отстойные. Я покалякала на листике какую-то чухню, так сказать, пять предложений, какие помнила и поняла, что сидеть не фиг, надо идти отвечать. А то с перепугу и это не расскажу. Но первой отвечать это уж совсем. Надо, чтоб кто-то передо мной вышел. Главное не идти после нашей отличницы Наташи, ибо после ее выступления будешь выглядеть как глист на фоне бабочки - жалко, противно и даже тройку не поставят. Иринка, наша твердая 'хорошистка' оторвала глаза от листа и обвела взглядом аудиторию. Я ей махнула, мол иди. Она спорить не стала, видимо тоже с трудом родила ответ, а после Наташи также идти не хочется.

Наша отличница, претендент на красный диплом, перестала скрипеть ручкой о лист бумаги, искалякала уже всю страницу форматом А4, во люди дают! Посмотрела на Иринку. Я шикнула, чтоб привлечь внимание Наташи и на пальцах изобразила, что следующая отвечать буду я. Она согласно кивнула, видимо еще хочет накатать пару страниц ответа. Я балдею, честное слово!

Пока отвечала Иринка, мои ладони раз десять успели вспотеть и высохнуть. Не сказать, чтоб отвечала она очень уж хорошо, слова тянула, в окно смотрела, видно старалась потянуть время, чтоб создать эффект 'я, мол, знаю, просто торможу чуть-чуть'. Не знаю, то ли ее прием сработал, то ли Виктор Тихонович был в хорошем настроении. Поставил он ей четверку, о чем она тут же радостно прошептала на всю аудиторию, и отпустил восвояси. Я поднялась со своего места, и обреченно поплелась к преподавателю.

- Билет номер четыре..., - вяло начала я. Долго и муторно зачитывала вопросы, чего-то плела про постмодернизм, на кой-то черт приплела сюда философию Ницше, ибо о ней вчера читала и кое-что помнила. Короче, собрала с миру по нитке, хватило аж минут на пять. Виктор Тихонович вздыхал, пыхтел, но ничего не говорил. Потом молча взял зачетку и написал 'хорошо'. Я тут же ее схватила, и, кланяясь, как царю-батюшке, пятилась к двери задом. Ударилась левой ягодицей об угол стола, ойкнула и вылетела пулей из аудитории.

- Ну что?

- Ну как?

- Сдала? - посыпалось со всех сторон. Тут и Женя, наша недотроечница, нарисовалась. Приходила она попозже, все равно в первой пятерке не заходит никогда.

- Сдала, на четыре!

- О-о-о-о, - загудел народ, - хороо-о-о-о...

- А ты учила, да? - печально спросила Женя.

- Нет, ну, читала немножко. Да он добрый сегодня, не бойтесь.

Я глянула на дисплей телефона, от Насти звонка не было, значит, еще сдает.

- Ладно, ребят! Давайте! Что у нас там следующее?

- Литература долбанная, - вздохнула Женя.

- Зарубежка! - крикнул Ваня.

- Ну, знаете ли, - я даже плечи расправила, - это всяко лучше, чем философия!

Литературу я любила. Там что главное? Прочитать. А читала я почти все. Ну, кроме Теккерея и Мелвилла. На них меня не хватило. Радостно перепрыгивая через ступени, я набрала номер мамы.

- Ма, привет!

- Привет, родная! Ну что?

- Сдала на четыре!

- Умница! Что там дальше?

- Дальше зарубежка, но ее я сдам, потому что я не читала там только два произведения, не могут же они мне из шестидесяти попасться? А у вас что нового?

Мы с мамой поболтали, она, как всегда, пожаловалась на папу, который со своей любимой рыбалки вернулся с двумя рыбками и температурой тридцать восемь. Короче, дома все по-прежнему. После беседы с маман, я решила позвонить Настене, она почти сразу взяла трубку.

- Я все! - крикнула она.

- И я!

И в один голос:

- У меня четыре!

Мы расхохотались.

- Ты где? - спросила я подругу, выскакивая на улицу. Блин, почему всегда так в жизни бывает - и настроение мое улучшилось, и солнышко выглянуло, тучки разбежались. А сдала бы на три, или не сдала, погода бы соответствовала настроению.

- Я у своего корпуса...

Я пошла навстречу Насте. Теперь, когда философия была позади, меня волновал квартирный вопрос. Особенно пугал момент проживания с Лешей или у Леши? Что-то я так и не поняла...

Леша представлял собой симпатичного паренька ростом мне по плечо. Учитывая, что я сама карлуша, мой рост где-то сто шестьдесят и еще немножко, а Лешка так вообще, полторашка. Таня, его девушка и подруга моей Насти, роста была того же, так что они нашли друг друга. Но на этом сходство и критерии, по которым они могли подойти друг другу, заканчивались. В целом Алексей, возможно, был парнем неплохим, но! То ли в силу того, что он был невысоким, то ли еще по каким-то неизвестным мне причинам, вел он себя погано. По крайней мере, со мной. Разговаривал высокомерно, тыкал, что я колхозница, кичился своим бизнесом, вернее бизнесом папы. Я как-то спросила у Насти, отчего ж он тогда квартиру тут не купит, а снимает, как и все колхозники. Выяснилось, что сынок живет здесь с одной целью - закончить универ и свалить в родной город, чтоб помогать папе строить бизнес.

Поэтому сообщение Насти о том, что мы будем жить где-то там, где есть Леша, меня не то, чтоб удивило, а очень уж испугало.

- Пить хочу! - сказала я подруге, когда мы встретились и пошли в сторону остановки.

- А пошли в парк, а?- выдала Настя, вот любительница пошариться пешком по городу. - Погода хорошая, посидим на лавке, 'Фанту' попьем...

- Ну... пошли, гулять так гулять! А что там с квартирой, давай подробнее...

- Да это идея Тани, прикинь?

- Какая?

- Поселить нас на месяц к ее парню!

- Зашибись... А она не будет ревновать что ли? - хотя, я б не стала ревновать этого... Лешу...

- Да какой там ревновать? Ты же знаешь, что у них странные отношения! Она вообще чахнет над своими картинами целыми днями, человек творческий, зачем на юриста учится, вообще непонятно. А он тоже... Зовет ее куда-нибудь, только если спутница нужна красивая. Ну, там на ужин с папой или еще что. Я бы сказала, что у них больше дружеские отношения...

- Нда... Нам колхозникам не уразуметь... И что? Ты хочешь сказать, что мы будем жить с этим упырем? Ай! - на меня налетел маленький велосипедист, видимо только пересел на двухколесный. Он даже не глянул в мою сторону, а усердно вдавливая педали, покатил дальше. Настька согнулась пополам от смеха.

- Не смешно... Ну и?

- Ой, не могу, - Настя прочистила горло и продолжила, - ну и все! Он снимает 'двушку'. Одна комната смежная, Лешка в ней живет. А нам отдаст дальнюю, правда там у него сейчас мастерская...

- Ага, то есть мы будем спать в Лешином хламье...

- Почему сразу в хламье?

- Нет, ну вот лично у меня слово 'мастерская' ассоциируется с заставленной, заваленной комнатой, где черт ногу сломит.

- Ну... возможно, но других вариантов нет все равно. И тут с оплатой вообще красота.

- Ну-ка, ну-ка!

Мы вошли в парк и сели на лавку.

- Он снимает ее у знакомых, которые вообще-то собрались ее продавать что ли... короче, пока они там что-то оформляют, на это уйдет все лето. Вот они ему ее и сдали. Там все немного... хм-м-м, она ушатанная, короче, ремонта лет сто не было. А сдали они ему за четыре тысячи, без всяких света и коммуналок. Ну, то есть, он им тупо оплачивает коммуналку и все. То есть, если мы будем жить там втроем, то будем платить по тысяче триста с копейками, прикинь? А мы бы за последний месяц жизни в той квартире отвалили бы по пять штук, а потом еще и все лето платили бы, чтоб ее никому не сдали! Экономия, блин!

Я молча разглядывала орущих детей и их мам.

- Нда, мне так и хочется составит список минусов и плюсов и посмотреть что перевесит, - задумчиво сказала я, - но чую оплата в размере полутора тысяч, когда весь город снимает квартиры за девять и десять, перевесит все минусы... И вообще, я пить хочу...

Мы купили газировки, еще час послонялись по парку. Погода вообще наладилась.

- Короче, давай еще сдадим второй экзамен, у тебя, кстати, когда он?

- Через три дня что ли...

- И у меня вроде... Так вот, сдадим и переедем. Эту неделю доживем уже тут, во-первых, заплатили, а во-вторых, я тоже не больно хочу в тот гадюшник...

Оставшиеся дни до экзамена прошли в обычном режиме. Никаких гулянок-пьянок не было, с группой решили отметить потом, когда сдадим сессию. По вечерам ходили гулять на главную площадь города, однажды встретили там знакомых и вот, собственно, все новости.

На парней Настена даже не смотрела, совсем недавно она рассталась с Сережей, который в принципе является интересным объектом для изучения в психологии. Он то названивает и заваливает Настьку цветами, то исчезает на две недели бесследно. Длилось это почти год, пока Настя не закрыла дверь перед его носом и руками, в которых он держал букет роз. Дверь закрыла, а сама ревела по вечерам. Вот только недавно успокоилась. Вроде как.

У меня таких страстей не было, поэтому я, сидя в очередной вечер на лавочке в центре города, с интересом разглядывала прохаживающихся мимо парней.

- Блин, Настька, - и чего они все... такие?

- Какие?

- Ну, ты посмотри! У этого мотня до колен висит на штанах, а у того джинсы в такую облипочку, что Цискаридзе от зависти бы помер... И зачем купил джинсы? Взял бы тогда лосины или гамаши, ходил бы...

- Лиль, ты вообще, как с Луны упала... Это же модно! Хорошо, что Лешка тебя не слышит, сразу бы колхозницей обозвал...

- Да он и так обзовет, даже если не услышит. Кстати, а он тоже в таких... кхм... колготках ходит? Вот я бы поржала над ним!

- Да нет, вроде не ходит..., - Настя нахмурила брови, вспоминая, что носит Леша. У нее в сумочке зазвонил телефон.

- Да! Привет, Танюш! А мы гуляем с Лилей, как раз недалеко от твоего дома, выходи к нам!

Пока Настька болтала с подругой, я продолжала сканировать парней. Один, нормальный, на мой взгляд, без хвостов на голове, с мотней на том месте, где надо, то есть на классическом, в футболке без изображения Ленина с кукишем и так далее. Он топтался на месте и смотрел по сторонам. Через пару минут к нему подошла девушка в желтом сарафане, а дальше телячьи нежности по сценарию - поцелуй, обнималки... Я, вздохнув, отвернулась. Как всегда, как нормальный парень - сразу занят, как глист в лосинах - нате пожалуйста...

- Хорошо, хорошо, - кивала Настя, - сейчас придем!

Она договорила, забросила трубку в сумку:

- Вставай и вперед!

- Куда?

- К Танюшке зайдем, на чай позвала. Заодно поговорим о нашем будущем соседе.

- Ужас... его хоть там нет? Чтоб раньше времени не портить себе настроение? - уточнила я на всякий случай.

- Неа!

- Ну, пошли...

Я тоскливо посмотрела по сторонам. Черт, нужно было все-таки еще поработать, рано мы с Настей ушли, сессии испугались. Подрабатывали мы где попало во время учебного года. Был период, когда сидели на кассе в нашем супермаркете. Последнее место работы - главный гипермаркет нашего города, а специальность - фасовщица. В принципе нормально, стоишь себе весь день фасуешь сыры, колбасы, конфеты. Местами и отрезать поесть можно. Короче, сойдет на время студенческой жизни, учитывая, что ты полдня проводишь на парах. Спокойной можно совмещать. А тут сессия - решили, что хватит. Месяц и без работы переживем.

Без нее-то нормально, а вот от зарплаты я бы не отказалась сейчас. Например, можно было бы вон ту кофточку купить, висящую в витрине, или те шорты...

- Чего ты там увидела? - спросила Настька.

- Да одежду разглядываю... Эх, вот бы зайти и купить... вот прям сейчас...

- Пошли уже, размечталась...

Не могу сказать, что мы жили очень уж бедно. Но родители наши были со средним достатком. То есть оплатить учебу, съемную квартиру, передать неподъемные сумки с продуктами - это пожалуйста. А вот всякие излишества, типа кофточки из витрины магазина на главной площади города - это уж извините...

Мы дошли до старой пятиэтажки, но очень тщательно покрашенной. Еще бы, центр города, как никак. Настя набрала на домофоне номер квартиры Тани.

- Заходите, кошелки! - раздался ее звонкий голос.

Таня встретила нас в какой-то мужской рубашке, которая мало того, что была ей по колено, так еще и перемазана всеми цветами радуги и не только. В перепачканной руке она держала кисть.

- Что рисуешь сегодня? - смеясь, спросила я.

- Весенние фантазии!

- Чего-чего?

Я быстро скинула балетки и шагнула в комнату с раздвижными дверями, а-ля Япония. Там посреди комнаты стоял мольберт с прикрепленным ватманом. На разноцветной мазне проглядывали какие-то чахлые веточки сирени что ли... за ними виднелась кошачья морда, правый верхний угол был чуть ли не черным и, как я поняла своим не художественным воображением, изображал весеннее грозовое небо, даже с молнией. На стенах висели какие-то картины в рамах и без. Ну, как картины, может это и картины, но для меня малопонятная мазня. Очень уж далека я от искусства.

- Пойдемте пить чай, сейчас я уберу все...

Таня суетливо сдвинула мольберт, закрыла все банки с красками и сняла перепачканную рубашку, под которой оказался милый сарафан в горох.

- Я пока чайник поставлю! - крикнула Настя уже из кухни.

- Ну что, - спросила Таня меня, - вы готовы к переезду?

- Как тебе сказать... - начала я формулировать предложение, чтоб не обидеть ее парня.

- Да ладно, не парьтесь! Я вот только думаю, что вам там будет чересчур весело!

- Чего это? - удивилась я, усаживаясь за стол.

- Да у него там половина группы околачивается и еще куча всяких пацанов, которые работают или будут работать с его папой, короче там постоянно кто-то тусуется... Хотя... у вас ведь будет своя комната...

Я сначала пригорюнилась слегка. А потом спросила:

- А они нормальные? Ну... гости эти все? Есть там симпатичные парни, желательно... не очень модные, - добавила я.

Настя с Танюхой расхохотались.

- Нет, а что такого? - возмущалась я. - Раз мы будем жить в коммунальной квартире, то надо ж знать с кем, так сказать, подготовить почву...

- Ну... могу назвать основной состав, так сказать основных постояльцев!

- О, давай-давай! - обрадовалась я, Настя хихикала. - Только у меня один вопрос возник: а что они там все околачиваются? У них нет своих квартир или мест, где можно остановиться?

- Да прям! Есть, конечно! Просто Леша живет недалеко от универа, тебе Настька же сказала?

- Да, всего три остановки, сказала, - кивнула я и потянулась к вишневому варенью. И тут варенье, блин.

- Ну вот, они и тусуются там между парами, после пар и так далее. Первый - Андрей, - Таня поставила на стол конфеты, я сразу же прицелилась на 'Ананасную', но взять не успела, Настя умыкнула.

- И что там с Андреем? - спросила я, продолжая изучать содержимое вазы с конфетами.

- Он сейчас на пятом, кажется, курсе... На каком-то приборостроительном факультете вроде учится... Высокий, рост... ну сто восемьдесят точно есть, брюнет, кареглазый...

- О-о-о-о, - начала я.

- Есть девушка, - добавила Таня.

- Ну, капец... С этого и начинать нужно было! - возмутилась я под хохот девчонок.

- Так, дальше... Тимур...

- Оба! То есть не одними Иванами богата квартира твоего Леши!

- Конечно! Там интернационал! - ответила мне Таня и продолжила. - Тимур примерно такого же возраста, четвертый или пятый курс, не помню какой факультет. Роста среднего, круглолицый и толстенький. Но очень добрый и смешной...

- Мгм... а еще варианты имеются?

- А то! Так, еще есть Ренат. Обычный, симпатичный, кстати, среднего роста. Такой... спокойный, скромный парень. Хороший, короче. Так... еще есть Саша, тоже обычный мальчишка, такого же примерно возраста. Он, между прочим, готовит вкусно. А учится на... социолога что ли...

- Нда, а я думала у меня специальность никчемная, - пробурчала я. По окончании универа в дипломе у меня будет гордо красоваться надпись - филолог.

- Это точно, - усмехнулась Таня, - ну, вроде и все... А! Еще про Антона забыла!

- О! Ну-ка, ну-ка! - воскликнула Настя. Мы с удивлением посмотрели на нее, и она сказала. - А что? Уже даже мне интересно стало!

Мы с Таней рассмеялись. Я помешивала ложечкой чай, Настена точила конфеты и выжидательно смотрела на Таню.

- Антон такой... коренастый, светлый, стрижка ежиком, роста среднего, он там самый старший, работает вроде где-то. Ну, такой веселый парень вроде бы...

- Ладно, - перебила я ее, - не продолжай, и так все ясно, ловить там нечего, вернее, некого...

А про себя еще подумала: и на что можно надеяться, если все эти товарищи - друзья Леши? Как говорится, скажи мне кто твой друг...

Мы еще около часа болтали ни о чем, пили чай, выдули, наверное, чайника два. Потом я дала команду расходиться:

- Давайте-ка, народ, по домам. А то мне еще кое-что почитать нужно...

- Да ты ж почти весь список прочитала? - удивленно округлила глаза Настька.

- Да это ж произведения, а надо еще всяких критиков, их мнения, что автор имел в виду...

- Понятно-понятно, не грузи. Ладно, пошли, мне ведь тоже учить еще до фига.

Домой пошли пешком, шлепать было шесть остановок, но погода располагала к прогулке. Мы обе понимали, что учить уже никто ничего не будет. Пока придем, пока в душ сходим, а уже сумерки на улице, экзамен-то ведь только послезавтра. Еще целый день впереди.

...На душе было подозрительно спокойно, я не рылась судорожно в так называемых карточках. Преподаватель разрешала нам делать такие мини-шпаргалки, где были записаны имена героев, основной сюжет и так далее. За учебный год многое забывалось, и эти карточки помогали восполнить пробелы. Больше всего на зарубежке народ боялся не билетов, а вот этих карточек. Потому что с горем пополам на вопросы ты, может, и ответишь, а потом Наталья Львовна начнет гонять по всем произведениям. И вот здесь, если ты не читал, то тебе крышка.

- И что, и что там дальше? - Женя с Ваней мучили вопросами Иринку, она им пересказывала какое-то произведение. Нормальная практика. Мы даже в течение года собирались, чтобы поделиться сюжетом с прочитанным. Я таким же макаром выслушала пересказ 'Моби Дика' и 'Ярмарку тщеславия', записала себе какую-то муть на карточку, в глубине души веруя в то, что об это меня не спросят.

Как всегда, отвечать я пошла в первой пятерке. Состав был все тот же, что и на философии, только к нам еще и Вовка прицепился. Ему нужно было на работу, поэтому он спешил сдать и свалить.

- Слышь, Лиль, - шепнул он мне, пока Наталья Львовна открывала аудиторию, - давай, если получится, махнемся билетами, а то я 'Моби Дика' вообще не знаю... Ну, если он мне попадется...

- А ты думаешь, я его знаю? - прошептала я.

Мы вошли, Наталья Львовна разложила билеты. Дело в том, что мы их брали, а номера она записывала не сразу, можно было успеть махнуться.

Я судорожно вытащила билет. Так, вопрос первый 'Божественная комедия' Данте, ее уникальность и тэдэ и тэпэ, с этим ясно. И тут мой взгляд упал на вопрос под цифрой два. Изображение характеров в 'Ярмарке тщеславия'... твою-то мать...

Я в полной прострации уселась на стул. Меня в спину ткнул Вовка.

- Давай быстро махнемся, - прошипел он.

- А что у тебя? - также прошипела я.

Он, молча, развернул билет. 'Моби Дик'. Нда, хрен редьки не слаще.

- Нет уж, спасибо, - мотнула я головой.

- Так, называем номера билетов! - звонко сказала Наталья Львовна.

Я со вздохом назвала свой номер, попрощалась мысленно с пятеркой и стала рожать мысли о характере героев 'Ярмарки тщеславия'. А это сложно, поверьте мне, когда послушал краткое содержание в исполнении Вовки и Наташи отличницы.

К ответу я готовилась дольше, чем на философии. Тут все-таки было, где мыслям развернуться. Посмотрела по сторонам, кто-то строчил, кто-то просто прижался грудной клеткой к парте, лишь бы не позвали первым отвечать. И я решила, а толку-то бояться? Один фиг, больше ничего не знаю.

- А можно я?

- Готова? - спросила преподавательница, - Конечно, можно.

Спасло меня то, что 'Ярмарку тщеславия' затронули вскользь. Очень уж долго и муторно я отвечала на первый вопрос, избороздила бедного Данте вдоль и поперек. На Теккерея Наталью Львовну не хватило, я только начала размусоливать, что я о нем думаю, как она попросила стопку моих карточек и стала гонять по ним. Ну, а тут уже я почувствовала себя, как рыба в воде. У одной героини даже припомнила цвет бального платья. То ли за такие подробности, то ли за то, что было понятно - я все это читала, то ли потому что первая вышла отвечать, но я получила 'отлично'. Да уж, экзамен, это лотерея, черт возьми!

- Я сдала! - выпалила я, выскакивая к народу. - На 'пять'!

- Да ты что?

- А что тебе попалось?

- Валят или нет?

Как всегда, град вопросов от возбужденной толпы одногруппников. Я ответила всем очень подробно, и тут позвонила Настька.

- Ну что? - спросила я.

- Хорошо, а ты?

- Отлично!

- Ну, этого следовало ожидать, ты ж весь год читала всякую фигню...

- Ага, блин, я тоже так думала, пока билет не увидела. Давай у фонтана встретимся? - предложила я.

- Давай.

Мы поехали домой паковать вещи.

- Короче, часа через три за нами приедет Леша.

- А?

- Леша приедет, Таня его заставила. Ну, у него же машина такая, как она там, с задом большим...

- Универсал, - с умным видом подсказала я.

- Во-во. Он приедет, поможет нам вещи перевезти. У нас же нет техники, паласов всяких, это ж все бабулино добро. Комп и телик, книжки и одежда.

- Бедный Леша, мне его жалко, если честно. Он-то вообще, наверное, не в восторге. Мало того, что к нему колхоз почти насильно подселили, так еще и заставили барахло перевозить. Лично я на его месте нас бы ненавидела.

- Думаю, так он и делает на своем месте, - кивнула Настя.

Следующие часа три мы усиленно рассовывали барахло по коробкам, которые поклянчили в продуктовом магазинчике на углу. Что-то совали в пакеты. Куча получилась нехилая, скажу я вам.

- Слушай, - я вытерла вспотевший лоб, подтянула шорты, - тут одним рейсом не отделаешься. Давай ты с милашкой Лешей повезешь первый рейс, а я пока остальное упакую и приберусь тут, пол протру, холодильник помою...

- А чего это я с ним поеду, интересно? - взъерошилась Настька.

- Ну, зачем же травмировать его психику еще больше, он и так нас ненавидит, а тут еще я с ним поеду...

Настя промолчала, переваривая, в дверь позвонили.

- О! Уже что ли? - я рассмеялась. - Вспомнишь... и вот оно уже здесь...

Не глядя в глазок, я распахнула дверь. На пороге стоял парень а-ля Ерема-тракторист. Светлые волосы ершиком, светлые брови ершиком, ресницы не ершиком, но тоже светлые. В голубой рубашке, которая по цвету подходила к его голубым глазам, светлых брюках и туфлях. А нос картошкой. Эдакий светлячок-боровичок. Росточком был не особо велик, может сто семьдесят пять наскребется. В первую секунду, скажу честно, я труханула. Сразу про грабителей и мошенников подумала. Потом осознала, что за спиной есть Настя, а в квартире напротив торчит у глазка, как пить дать, Алиса Иванна, и успокоилась. Даже подумала, что если он нас грохнет и обкрадет, Алиса Иванна его запомнит во всех деталях, это ж гроза воров нашего дома.

Потом я решила, что он пришел продавать посуду, фен или еще какое-нибудь фуфло, может книжки. Пауза затянулась, и я ее прервала:

- В акциях не участвуем, в Бога не веруем, до свидания, - и уж чуть было не захлопнула дверь, когда Картофельный Нос вдруг подал голос:

- А переезжать к Лехе не планируете?

Я снова дверь распахнула, сощурила глаза.

- Я вроде не пила, и не курила, но Леша выглядит как-то... не так...

Я оглянулась на Настену, она заинтересованно наблюдала за нами.

- Совсем не так. Я выгляжу лучше, чем он, - гордо сказал наглый Картошка. Ну, с этим я бы поспорила, конечно, и тут он соизволил объяснить причину своего появления на пороге нашей квартиры:

- Леха попросил помочь перевезти вас, у него машина в автосервисе...

- М-м-м-м, как мило, - я действительно обалдела, это что, Таня так на него влияет? Мог бы просто отмазаться, мол, машина сломалась, а он вон ведь что - друга прислал! И кто это у нас? Я стала вспоминать позавчерашнее чаепитие у Тани, когда она описывала всю бригаду Лешки. Не Андрей - тот высокий и симпатичный...

- Проходи же! - пригласила Настя. Картошка улыбнулся и сделал шаг в квартиру.

Ну, явно не Ренат и второй, как его, забыла... Хотя кто его знает, может мама у него русская, а папа татарин?

- Давайте я тогда начну пока носить все это в машину?

- Давай, я тебе сейчас помогу, - Настя сбросила домашние тапки, быстро влезла в резиновые шлепки.

- А как тебя зовут, добрый молодец? - с нескрываемым любопытством спросила я.

- Антон,- ответил тот, наклоняясь за коробкой.

Ага, значит тот, последний, о котором я не дослушала даже. Я хмыкнула, надо же, как человеку имя подходит. Настя с Антоном потащили вниз первую партию коробок, а мне поручили мыть холодильник. Чтоб когда отвезут первую партию, не ждать меня, а только погрузить все быстро и уехать. Ну я сильно и не расстроилась, лучше холодильник мыть, чем как сайгак носиться по лестнице вверх вниз и обливаться потом.

- Антошка, Антошка, пойдем копать картошку, - орала, а не пела я на всю кухню, сунув голову в морозильник и отмывая засохшие пятна.

И тут за моей спиной раздался грубый голос:

- А у вас есть что попить?

Я с перепугу так подпрыгнула, что головой ударилась о холодильник.

- Блин! Ты что пугаешь? - спросила я Антона, который стоял за моей спиной с довольной улыбкой.

- Ну... ты так пела, что я не смел тебя прервать!

- Ха... ха... ха... - я налила ему воды в колотую кружку.

- Уж извините, другой нет! Все запаковано!

- Сойдет!

Он выпил все.

- Еще!

- Обалдеть, ты вроде как только один рейс с коробками сделал, а пьешь будто на себе отнес до самой Лешкиной квартиры, - бубнила я, наливая ему еще воды.

Настя шуршала пакетами в прихожей.

Пока они перенесли кучу ящиков и пакетов в машину, я помыла холодильник и пропылесосила в комнате.

- Ладно, Лилёк, мы поехали, скоро будем! - крикнула Настена.

- Давайте!

Паковать осталось совсем немного, мелочевку, коробки с обувью. Я вытащила все в коридор, в комнате и на кухне помыла пол, вынесла мусор. Когда я заканчивала перематывать скотчем коробки, приехали Настя с Картошкой.

- О, ну у тебя и скорость, уже все готово? - спросила подруга.

- А то!

Мы быстро перенесли оставшиеся вещи в машину.

- А вам не нужно ключи отдать хозяевам?

- Нужно. Завтра отвезем. Она еще посмотрит все ли тут в порядке... - сказала Настя.

- Ну, смотрите, можем по пути сейчас заехать, отдать ключи...

- Настен, ты набери эту... внученьку, блин...

Настя достала мобильник. Я притулилась на заднем сиденье между системником и клетчатой сумкой с зимней одеждой. Машина была какая-то мне не известная. Задница большая, выпуклая, видимо, старая модель так как новую я б признала.

- Алло, здравствуйте, это Настя... Да... Мы вещи перевезли. Если хотите, можем прямо сейчас ключи завезти вам...

Внученька что-то долго говорила в трубку, никак хотела проверить все ли мы оставили в порядке, но зная нас уже четыре года, зная номера телефонов наших родителей, рискнула-таки, терпения не хватило, так хотелось захватить квартиру, видимо.

- Хорошо, поняла, сейчас завезем, вы на Березовой? Да, хорошо... Ага, до свидания...

Настя нажала отбой.

- Заедем на Березовую, ладно? - спросила она у Антона, который сосредоточенно смотрел на дорогу.

- Да, конечно! А номер дома какой?

- А что она тебе так долго втирала?

- Дом пятый, - ответила Настя, а потом полуобернулась ко мне, - да рассуждала, что ей вообще-то хотелось бы посмотреть на квартиру, ну, в каком состоянии она после нас осталась...

- Так я и знала, - буркнула я.

Дальнейшие разговоры были прекращены, так как Антон врубил радио. Вернее Настя с ним разговаривала, а мое ухо находилась как раз у колонки, в которую долбила музыка. Я равнодушно глазела по сторонам, предвкушая, как буду сдавать русский язык. Вот там легко не отделаешься. Радовало, что до экзамена пять дней. Обычно я ругаюсь, когда такие большие окна в расписании, но из-за того, что следующим предметом был русский, радовалась почти неделе передышки, когда можно подучить кое-что.

Минут через двадцать, когда мы проскреблись через пробки и светофоры, доехали до Березовой. Настя, как более спокойный и выдержанный человек, который не скажет все, что думает о хозяевах, выселивших нас во время сессии, пошла отдавать ключи. Я посмотрела в зеркало заднего вида, в нем отражались нос-картошка и глаза Антона.

Я зевнула, у него зазвонил телефон, и он сделал радио чуть тише.

- Да! Да Татьяна Викторовна... Да я после обеда отпросился же, сегодня в офис не приеду больше... Да...

Он поговорил еще минут десять, Насти все не было видно. Я снова посмотрела на Антона в зеркало, когда он убирал телефон в чехол на ремне брюк.

- А у тебя девушка есть? - спросила я и зевнула, еле рот успела рукой прикрыть.

- Нет, а у тебя парень есть? - почти также равнодушно спросил он.

- Неа...

Антон ухмыльнулся.

- Что ты смеешься? - спросила я.

- Ну, обычно, когда девушки спрашивают меня, одинок я или нет, то делают это... ну, как минимум не с таким равнодушным видом и не зевают.

- А что делают? - я улыбнулась, - Глазки строят?

- Ну, типа того, - мы улыбнулись друг другу в зеркале. Определенно хороший молодой человек, сказала бы моя бабушка. Отпросился с работы, чтобы помочь нам переехать. Конечно, его друг попросил, но все-таки.

- А у Насти нет парня! - ляпнула я вдруг ни с того, ни с сего.

- И что? - он снова усмехнулся.

- Не знаю, - я вздохнула, - она хорошая... И ты вроде бы тоже...

Антон расхохотался.

Из подъезда вышла Настя и быстро села в машину.

- Ну и что там? - спросила быстро я, надеясь, что Антон не додумается пересказать нашу милую беседу моей подруге.

- Да ничего, она прям сейчас поедет туда, сказала, посмотрит все ли там в порядке.

- Кто б сомневался... А бабули не было видно?

- Да бабуля вроде как не тут живет, а у сына что ли...

Минут через пятнадцать мы прибыли к подъезду Леши.

- А у кого ключи?

- У меня, - сказал Антон.

Мы вошли в подъезд, причем я с огромным любопытством вертела по сторонам головой. Подъезд был обшарпанный и страшненький. Российский, короче. Квартира находилась на первом этаже. Моему взору, после того, как Антон открыл двери, предстал темный коридор с зелеными выцветшими обоями тех времен, когда хлеб по талонам раздавали. Нда... ну, то, что было грязно, я даже говорить не буду, и так понятно. Коридор влево вел в кухоньку. По пути я заглянула в ванную и туалет. Зрелище было страшноватым, требуется уборка. Кухонька завалена грязной посудой и посреди нее гордо стояли два мешка мусора. Пол был дощатый, крашеный. Комната, в которой обитал Леша с братвой, была более обжитая и от того, более уютная. Во-первых, там висели более или менее приличные шторы, на столе стоял нормальный комп, около него два кресла, диван. И даже имелся палас, правда, с мусором. А потом была наша комната.

- Леха вчера вытащил отсюда в кладовую все доски и инструменты, - прокомментировал Антон.

- А стружки он не мог убрать? - печально спросила я, разглядывая пол, заваленный стружками, щепками, гвоздиками. У стены стояли две кровати с сеткой. Капец, и тут эти кровати. Антиквариат, блин. В углу более или менее приличный шифоньер. В общем, сойдет. Но все нужно помыть.

- Так, - я уперла руки в бока, - Антон, ты кушать хочешь?

Ну, как бы мужика покормить надо, я так полагаю, таскал ведь нам ящики.

- Если честно, - сказал Антон, вместе со мной разглядывая комнату, - я очень хочу есть, но мне некогда, по работе нужно в одно место сгонять. Давайте кто-нибудь со мной до рынка на углу доедет, сделает ключи себе.

- А это что, твой экземпляр? - удивилась я.

- Да! - радостно кивнул он.

- Норма-а-а-ально! А у кого еще есть дубликат?

- Да у всех друзей Лёхи!

- Какой... гостеприимный парень, - буркнула Настя.

Решили, что на рынок поедет Настька, заодно и купит крупу, молока, хлеба и чистящие средства. А я пока начну мыть.

- Ладно, Лиль, пока! - крикнул Антон, уже из подъезда.

- Ой, подожди-и-и! - взвизгнула я.

Антон и Настя удивленно заглянули в квартиру. Я гордо всучила им два пакета с мусором, потом увидела на полу тапки, из которых торчали нитки, и подошва просила кушать, подняла их и сунула в мешок с мусором Антону, - и вот на тебе еще.

Настя похихикала и они ушли.

Если честно, к моменту, когда Лёша явил нам свой светлый лик, я думала, уже копытца отброшу. Мы весь день драили, мыли, скребли, еще ходки три делали на мусорку. Дольше всего проторчали на кухне, она была маленькая, но такая грязная...

- Офиге-е-еть! - протянул Лешка, когда вошел на кухню. Он смотрел по сторонам, мотая ключи на пальце. Настя чистила картошку, я резала лук. Готовили традиционное блюда студентов - картошку жареная.

- Привет, - устало сказал я.

- Привет! - улыбнулась Настя.

- Фига се вы тут поработали!

- Это точно, - буркнула я и добавила. - Леш, а что это за пятна на потолке?

Во время уборки мной были обнаружены коричневые кляксы по всему потолку.

- А... это... это мы с пацанами бросали чайные пакетики...

- Зачем?!

- Что посмотреть прилипнут они или нет...

Мне на это даже сказать было нечего. А Настя нашлась:

- И как? Прилипли?

- Неа...

Лешка вышел, пошел дальше с проверкой по комнатам. Я покрутила пальцем у виска ему вслед. И с этим нам жить, капец просто. Через сорок минут мы новой дружной семьей сели ужинать. Как это ни странно, но в целом все было тихо и спокойно.

- Ты машину сделал? - спросила я, пережевывая картошку.

- Сделал! Передай мне хлеб!

- У тебя ведь тоже сессия? - спросила Настя.

- Да, завтра экзамен! М! Кстати, завтра вечером ко мне пацаны придут в гости, вы приготовите что-нибудь, ну... салатики там, малатики...

Мы с Настей переглянулись. Нет, мне, в принципе, не сложно приготовить, но что-то не вдохновляет особенно этим заниматься.

- А кто будет? - спросила я.

- Друзья мои, вы их не знаете, а, ну Антоху только...

Блин. Придется готовить. Чувство долга перед Антоном не даст покоя, старался же, помогал переехать...

- Ладно, приготовим, - вздохнула я.

- Вы ключи сделали? - спросил Леша, оставляя тарелку в раковине.

- Сделали, нам Антон показал, где тут на рынке дубликаты делают, - ответила Настена.

У нашего чудо-сожителя зазвонил мобильник, и он вышел из кухни.

- Я хочу в душ, не могу, - простонала я, - наверное, сначала помоюсь, а потом уже чаю попью.

- Иди, я пока посуду помою...

- А некоторые, - я многозначительно посмотрела в сторону комнаты, откуда раздавался голос Лешки, - могли бы и сами посуду за собой помыть.

- Ага, ты видела, как тут все было? Не будем мыть сами, значит, обрастем грязью. Так что давай в душ, пока я посуду помою.

Меня долго упрашивать не нужно было. Я взяла полотенце, и отправилась в душ. Скептически осмотрела замызганную шторку в ванной. Нда, ее нужно будет сменить. Лешка по ходу дела разговаривал с Таней, потому что говорил о том, как мы выгребли хлам из квартиры. Вряд ли он пацанам будет рассказывать об этом.

В этот вечер я засыпала под гудение своих пяток, обматерив перед сном внученьку, которая не дала нам спокойно дожить в квартире последний месяц.

Весь следующий день я учила русский, Настька какое-то там очередное право.

Лешка то приходил, то уходил. С утра он сходил на экзамен, благополучно сдал его на 'тройку'. Иногда заглядывал к нам, но большую часть времени проводил за компьютером в интернете, играл в какие-то стрелялки. Мы прерывались только на покушать и на посещение туалета. Часа в три Настя сказала, что пора закругляться. Нам ведь предстояло готовить праздничный ужин.

- Леш, а по какому поводу сходка-то? - спросила я, двигаясь в сторону кухни.

- А? А, ну так я же экзамен сдал!

- И что, после каждого экзамена такое происходит? - спросила Настя.

- Да-а-а-а! - гордо ответил он.

Ну, пипец. Заколебешься тут готовить. Мы обследовали пакеты с продуктами, что притащил Леша. Он сказал, что сильно заморачиваться не нужно. Алкоголь и соки принесут пацаны. От нас требуется закусон, это я цитирую.

Я нажарила блинов, нарезала кубиками колбаску с помидорками, потерла сыр, все перемешала и засунула все это в блины. Блины завязала зеленым луком, придав им форму мешочков. Лешка присвистнул, когда увидел их в микроволновке.

- Норма-а-а-ально так, а то мы все закусываем консервами и картошкой вареной!

Настя сделала горячие бутерброды в духовке, запекла их со шпротами. Так как мяса нам никто не принес, а нашего было грамм триста, решили потушить овощи с ма-а-а-аленьким кусочком мяса. Ну, благодаря наличию кабачков и перца это было не сильно заметно, по крайней мере, нам с Настей.

Лешка в комнате раздвинул стол-книжку, который стоял в углу. Я нашла в коробке с нашей посудой, которую решили тут не распаковывать, клеенку с подсолнухами и постелила ее на стол. Короче, сервировка шла полным ходом, когда в дверь позвонили.

- Андрюха, здорово! - услышала я голос Леши из коридора. Я быстро глянула на себя в зеркало -волосы собраны в большой пучок на затылке, щеки немного порозовели от кухонной жары, ресницы в норме, глаза блестят, шорты и майка чистые, показывают все, что нужно. Отлично, можно идти смотреть на самого симпатичного парня из этой шайки.

В этот день мне явилось откровение, я поняла, что значит словосочетание 'волевой подбородок'. Потому что у Андрея он напрочь отсутствовал, будто срубили топориком нечаянно. И это портило весь вид. Он был высоким, симпатичным брюнетом. Но нижняя челюсть будто была притянута немного к затылку, если можно так сказать, а не торчала вперед, как у большинства людей. Короче, для меня он сместился с пьедестала почета, на который его возвела Таня. Но пришел Андрей не один, а со своей девушкой. Ну, та была красоткой, с этим не поспоришь. Высокая блондинка с большущими кукольными синими глазами. Сию девицу звали Юлией, как она представилась, и все сразу же завертелись вокруг нее. Юленька проходи, Юленька водички, Юленька еще что-то... Короче, чувствовала она себя здесь королевой и на нас смотрела исподлобья. Не думаю, что она видела в нас конкуренток. Тут скорее дело в другом. Я так понимаю, тут девчонки бывали редко, Таня не в счет. Если и бывали, то так, залетные, а она тут звездой главной являлась. А тут мы, не просто на пьянку пришли, а поселились.

Я равнодушно зевнула, глядя в синие глаза Юлии, скользнула еще раз взглядом по бесподбородочному лицу Андрея, мысленно обозвав его подкаблучником, и пошла на кухню.

Постепенно стали подтягиваться остальные. Когда пришел Тимур, как я поняла из приветствий остальных, мне позвонила мама. Вчера я толком с ней не поговорила о нашем переезде, т.к. устала. Да и сейчас было некогда особо разговаривать. Поэтому я ушла в ванную, кратко оповестила маму о том, что у Леши гости, и мы помогаем накрывать на стол.

- Да, мамочка, в целом все хорошо, весь день учили с Настькой, ага...

Дверь в ванную приоткрылась, и на меня уставились два темно-карих, чуть ли не черных глаза. Никак Тимур. Я махнула, мол, заходи. Наверное, руки пришел помыть.

- Мамочка, я тебе позже звякну, ладно? Сейчас накроем на стол... Давай, пока, целую...

- Привет! - радостно улыбнулся мне черноглазый, - Я - Тимур!

- Привет! Лиля! - я также расплылась в улыбке.

- Не фигово вы тут все вычистили! Я будто в другую квартиру попал!

Я улыбнулась и вышла из ванной, пропуская его к раковине. На кухне Настька резала хлеб.

- Лиль, ты открой помидоры и огурцы соленые...

Я быстро начала ей помогать.

- А ты что,- спросил Леша, заглянув к нам, - переодеваться не будешь?

- Зачем? - удивилась я.

- Ну, так ведь гости пришли...

На Настьке был одет домашний сарафан в горох, это в его понимании было празднично, а вот моя майка с толстым медведем на животе и обрезанные джинсовые шорты его не впечатлили видимо.

- Лично меня все устраивает, - отрезала я, - может мне еще бальное платье надеть?

- Колхоз, - констатировал Леша.

- Да ты тоже, я смотрю, не во фраке, - я кивнула на его спортивные штаны.

- Так ко мне мои пацаны пришли.

- И что? Логики не вижу! - разозлилась я.

- Так, прекратили! - встряла Настя. - Рассосались по углам, быстро! Лиля, режь огурцы давай. А ты иди, развлекай своих гостей!

- Вам, может, помочь? - на кухню притащился чернобровый Тимур. Еще тебя тут не хватало.

В дверь позвонили. Лешка пошел открывать, Тимур понес хлеб на стол. А Юлия, видимо, не желает нам помочь. Королевна сра...я.

- Офигеть! Ты что, ремонт тут сделал, что ли?

- Да не, я ж теперь с девчонками живу, прикинь? Они у меня тут все вычистили.

Гад, стоит там, выделывается, нашел прислугу. Я так разозлилась, чуть было не психанула и в комнату не ушла.

- Забей, - сказал Настя строго, - месяц потусуемся и свалим.

На кухню пришел знакомиться Ренат. Тоже чернобровый паренек. Он был слегка склонен к полноте, но на общение оказался милым. Все предлагал свою помощь, аж раздражать начал. Но следующим пришел Костя. Этот Колобок вкатился на кухню и спросил, что у нас есть покушать. Я опупела. Во-первых, от того, что его в списке Тани не было, а во-вторых, от его наглости.

- Ты вообще кто? - грубо спросила я.

- Друг Лехи, еще со школы! - гордо ответил он. - Мы учились вместе!

Больше всего меня поражал тот факт, что все идут с пустыми руками. Ну, кто-то принес вина немного, видела я соску пива, но вот так, энное количество бутылок, чтоб хватило всем на вечер, никто не принес. И нас даже не спросили, что мы пьем. Или нас и за стол не позовут?

Короче, лимит моего терпения понемногу иссякал, я б даже сказала, исходил на нет. Когда мы грели горячее, чтоб подавать на стол, пришла Таня с большим тортом. Ну, хоть кто-то не косит под бедного студента. Она с Настей убирала огрызки и перемывала посуду на кухне, вся массовка уже собралась за столом, распечатав первую и единственную бутылку вина. Мадам Юлия пила белое вино. Я бы очень хотела проскользнуть к себе в комнату незаметно, но сделать это можно было только через комнату Леши, где и сидела вся массовка.

Когда я уже протискивалась мимо стула, на котором расселся толстенький Костя, в дверь позвонили.

- Лиль, открой, - скомандовал Леша. Так и хотелось его послать. Я состроила учтивую рожицу и проблеяла:

- Сию минуту, сэр, - и стала протискиваться обратно, заранее обматерив того, кто стоял за дверью.

На пороге стоял Антон, в каждой руке по пакету.

- Привет!

Господи, бывает же чувство, когда среди множества незнакомых, недовольных лиц видишь какое-то родное. Так бывает, когда идешь по городу-миллионнику и встречаешь земляка, одноклассника, не важно. Тут эффект был тот же самый. Я готова была расцеловать этот нос картошкой. Антон белозубо улыбался.

- Привет! - я тоже улыбнулась и потянулась, чтоб забрать у него пакеты.

- Нет, ты что, тяжелые, - он вошел в квартиру, поставил пакеты на пол. - Я не знал, что вы пьете, а звонить некогда была. Взял вино белое, красное, шампанское и пиво. Если не хватит - сходим в магазин.

И настроение мое улучшилось!

- Привет, Антоха! Привет! - раздался нестройный хор голосов.

- Привет всем! - крикнул Антон, и стал разуваться, поглядывая по сторонам, - Офигеть! Вы что тут сделали со всем этим срачем? Я в шоке!

Он подхватил пакеты и пошел на кухню, я семенила следом. Сегодня он, как и в прошлый раз, был брюках, но еще и в пиджаке и при галстуке. Наверное, с работы едет.

- Привет, девчонки!

- Привет, Антон! - Таня с Настей сидели за столом на кухне. Настя усиленно перемешивала 'Оливье', а Таня гордо воткнула ложку в блюдо с овощным рагу.

- О! Я как раз вовремя! - рассмеялся Антон.

Мы стали разбирать пакеты. Пришлось на кухне подзадержаться, так как там были и маслины, и консервированные ананасы, и рыбка копченая. Короче, все это нужно было открыть и разложить по тарелкам. Антон пошел мыть руки в ванную.

- Не хочу казаться жадиной, - подала я голос, - но, надеюсь, Антону возместят затраты на это все?

- Неа! - весело ответила Таня, - Как и Лешке! Тут такая политика: они все студенты, а Антон работает уже. А Леша мой типа из такой... обеспеченной семьи.

- А ничего, что они все учатся на четвертом и пятом курсе? - возмутилась я. - Так-то все в этом возрасте уже подрабатывают...

Антон вышел из ванной.

- Ну, что, пошлите за стол?

- Я, вот если честно, не очень хочу..., - начала я было отмазываться.

- Ты что?! - возмутилась Таня. - Полдня тут корячилась, варила, парила, жарила, а сама уйдешь в свою каморку и будешь там сидеть?

- Конечно! - поддержал ее Антон. - Ты что? Надо же отметить, что за весь год хоть раз квартире придали нормальный вид! Ты что какая-то без настроения?

- Да она психует немножко, - начала объяснять Настя. Но до конца рассказать о моих психах не успела, из комнаты подал голос хозяин:

- Антох, ну вы где?

Мы взяли все со стола и пошли в комнату, еще минут десять рассаживались. Народу-то оказалось немало за столом. Мне досталось место на углу, между чернобровым Тимуром и Антоном. Дальше сидела Настя и Таня.

- Таа-а-а-ак, наливаем-наливаем! - начал громко Антон.

- Йохо-о-о! - взвизгнул Костя.

- Идиот, - шепнула я тихо. Антон, кажется, услышал и хмыкнул, а я покраснела. Друзья же они все-таки, а я так несдержанно...

- У всех налито? - Антон встал.

- Да!

- Да!

- Ой, а у меня не-е-ет, - заныла Юлия.

Я, чтоб не сказать какое-нибудь г...но в ее адрес, наклонила голову вниз и тяжко вздохнула.

- Я предлагаю выпить для начала за хозяек этой квартиры. Потому что сегодня впервые за весь год тут так чисто и так вкусно, согласны?

Все парни согласились дружно, Лешка даже ко мне чокаться полез. А вот Юлия скособочила лицо. Ну, я тоже так могу в ее адрес сделать, мстительно решила я.

Антон сел и выпил. Я тоже отпила пива из своего стакана.

- А я ждал, - шепнул он мне.

- Чего? - шепнула я.

- Что ты обзовешь ее идиоткой, или еще как-нибудь, - он тихо кивнул в сторону Юли.

- А... да я что-то не стала, хотя хотелось, - я подавила улыбку.

Антон наоборот улыбнулся:

- Это было заметно!

Дальше пошло все нормально. Я чувствовала себя, в принципе, вполне комфортно. Тимур начал рассказывать истории из своей университетской жизни. Стали вспоминать, как они к девчонкам в общагу ходили на первом курсе, как лезли к ним по трубе и так далее. Антон громко хохотал мне над ухом. Надо же как странно, думала я, глядя на него. Впервые в жизни вот так хорошо общаюсь с парнем без всякой цели, вроде понравиться ему, произвести впечатление, без заигрываний. Я была с ним такой же, как если б сидела вдвоем в комнате с Настей. Также говорила все, что думаю, не напрягалась, что сказать. Будто он был не парнем, а просто...другом, что ли. Видимо, ко мне он относился точно также.

- А вы где до этого квартиру снимали? - спросил Ренат, стреляя глазками в сторону Насти. Я уже предвкушала, как буду дразнить ее сегодня вечером новоиспеченным ухажером.

Настька что-то лепетала в ответ.

- А да-да, понял! У меня там недалеко брат двоюродный живет.

- А вы знаете, - подал голос Костя, - что Леха в школе участвовал в школе в конкурсе красоты!

- Да ну на! - удивился Андрей, одной рукой обнимая Юлию, а второй наяривая салатик.

Лешка сразу сник и насупился. Видать история была не из простых.

- Да у нас в школе на Восьмое марта решили сделать девчонкам подарок, конкурс красоты. А участвовать позвали парней. Но их, самое главное, переодели в девчонок, представляете? Ну там и была фишка, кто будет больше похож на девушку. А так все стремались, стеснялись, то подготовились не очень. А Леха-то у нас красавчик! Девочки из класса где-то нашли ему чулки черные, сеткой крупной, юбку короткую, парик такой, под каре...

За столом стоял дикий хохот.

- Э, харэ, уже да?! - возмутился Леша.

- А самая фишка, когда выходили на сцену, - продолжал Костя, - Леха шел и мотал головой из стороны в сторону, отчего его волосы на парике разлетались лучше, чем у модели. А потом сел на стул и стал чулочки подтягивать...

Все просто легли, потому что толстенький Костя задрал свою ногу-бутылочку кверху и стал, жеманничая, изображать подтягивание чулок. Кто-то из пацанов его сфоткал, это вызвало новую порцию улюлюканий и смеха.

Когда веселье слегка поутихло, решили снова выпить.

- Милый, я хочу водички, - простонала мадам Юля.

- Лиль, принеси воды, - тут же обернулся ко мне бесподбородочный, - ты ближе всех к выходу...

Я как несла ко рту вилку с салатом, так и замерла. Нет, это что за фигня. Мне, конечно, не сложно, но прислуживать Юле как-то совсем не вкатывало.

- Если уж на то пошло, - сказал Антон, - то ближе всех к двери сидит Тимур. Тимур, сгоняй за водой для дамы.

Чернобровый с готовностью рванул на кухню.

- Сиди и ешь, - нахмурив брови, сказал Антон таким отеческим строгим голосом, что вызвало у меня приступ смеха.

- А что, ты не считаешь ее прекрасной? Андрей вот не отлипает от нее, - шепотом спросила я.

- Вообще-то я вроде как мужчина и не должен с тобой тут сплетничать, но раз уж так повелось, что мы с тобой в специфических отношениях и говорим друг другу все, что думаем, то отвечу тебе так, - он на секунду задумался, а потом сказал, - я бы с удовольствием с ней переспал, по крайней мере, внешность ее очень и очень привлекательная. А вот встречаться и жить с ней, не дай Бог. Эта стерва все мозги вынесет.

Тут моему сдерживанию эмоций пришел конец, и я захохотала во все горло. Юля испуганно ойкнула. Я просмеялась, оглядываясь по сторонам. Большая часть пошли в подъезд курить. Я, как порядочная хозяюшка, убрала со стола грязные салфетки и огрызки. Настена о чем-то шепталась с Таней. Так как я уже наелась, попила, то сидеть тут больше не особенно хотелось. Я бы с удовольствием сейчас растянулась на кровати и просто посмотрела бы телевизор.

Я выглянула в коридор. Так, нужно сходить в душ и тихонько скрыться в своей комнате. Понятно, что пьянка тут будет до глубокой ночи или раннего утра. Так что никакого желания ждать ее финала у меня не возникало. Я прошмыгнула к себе, взяла большое полотенце и халат. Ну, может прекрасная Юлия и не пошла бы мимо гостей в махровом халате, а мне по фиг. Кстати, где она? За столом сидели только Таня с Настей.

- О, ты куда это? - спросила Таня.

- В душ и на кровать. Ничего, что мне не хочется сидеть тут?

- Да конечно! - Таня кивнула.

- А где все? - удивилась я.

- Юля пошла в туалет... - начала Настя.

- Оу, то есть королевы тоже писают, - перебила я ее, девчонки похихикали.

- Получается что так, - усмехнулась Настена, - а мальчишки все в подъезде.

Я выглянула в подъезд, все курили на верхней площадке. Сейчас все ломанутся в ванную мыть руки, а там я. Нет, на двери шпингалет имеется, но все равно как-то... неуютно... Ждать, когда они покурят, тоже не хотелось, по ходу это надолго. Речь шла о машинах и все спорили аж до хрипоты. На две ступени ниже площадки стоял Антон, он курил, не вступая в споры.

- Антош! - тихо позвала его я, он обернулся, увидел меня и спустился вниз.

- Что такое?

- Я пошла в ванную, ты сообщи массовке, чтоб очень усердно в ванную не ломились, там шпингалет хлипенький и...

Он рассмеялся:

- Да ладно тебе, они еще не очень пьяные, так что никто не будет посягать на твою невинность!

- Ага, все так говорят сначала..., - пробурчала я.

Под хихиканье Антона я ушла в ванную. В дверях столкнулась с Юлией. Она посмотрела на меня сверху вниз, как на блоху. Захотелось сделать ей какую-нибудь гадость. Ну, у меня еще месяц впереди, если выведет - сделаю. Пусть даже не сомневается.

Когда я нанесла бальзам на волосы, раздался скрежет, кто-то пытался открыть дверь, дергая ее за ручку с обратной стороны. Я набрала в грудь воздуха, чтоб гаркнуть: 'Занято!' и не успела. Раздался бас Антона:

- Тимур, в кухне руки мой, там кто-то из девчонок, занято, не видишь что ли?

- А-а-а-а, - раздалось в исполнении Тимура, и он удалился на кухню. На меня сразу же полился кипяток.

- Твою же..., - я отскочила от мощной струи горячей воды. Черт, не вовремя мне приспичило помыться.

Дальше все было тихо-мирно. Шорты и майку я оставила висеть на крючке в ванной, а нижнее белье закинула в корзину для грязного белья, чтоб не дефилировать с ним мимо стола с гостями. Из комнаты раздавался хохот. Я глянула в строну кухни. На столе стоял торт.

- М-м-м-м, - промычала я довольно. Вошла на кухню, включила свет, за окном уже были сумерки. Прикрыла за собой дверь и поставила чайник на плиту.

Когда я сидела на стуле, подтянув колени к подбородку, и наворачивала уже второй кусок торта, дверь неожиданно открылась. На пороге стоял Антон. Я резко опустила ноги вниз, неожиданно вспомнив, что под халатом у меня ничего нет.

- Вот хитрюга, - рассмеялся он, - сидит тут, по-тихому торт уминает...

- Будешь?

- Буду!

Я подогрела чаю и налила Антону.

- Сейчас попью и домой.

- А что так рано?

- Так мне ведь завтра на работу!

- А где ты вообще работаешь? - спросила я, отрезая ему большой кусок торта.

- На заводе, менеджером по продажам, продаем... ну, короче трубы, сетки... Я там практику проходил студентом, ну, и остался.

- А можно вопрос? Ты, конечно, не обижайся, но что тебя связывает со всей это массовкой?

- Лешка, - коротко ответил Антон, отковыривая приличный кусочек торта, - он мой друг, часто мне помогал... и помогает...

- А остальные?

- Ну, они его друзья, я с ними тоже обещаюсь. Вот и все.

- М-м-м, а то ты от них очень уж отличаешься...

- Да ну?! - он улыбнулся. - Хочешь сказать, что я лучше?

- Конечно, - серьезно кивнула я и посмотрела в голубые глаза. Никакого волнения, дрожания коленок, смущения, просто хороший парень, хоть и нос-картошка.

- Смотри, - Антон прищурил глаза, - а то влюбишься еще!

- В тебя что ли?! - я искренне удивилась. А Антон, кажется, вполне серьезно обиделся:

- Нет, а что? В меня нельзя влюбиться?

- Да... почему, можно! Просто я точно не претендую на эту роль!

Он рассмеялся:

- Мне определенно нравятся наши беседы. А вот скажи-ка мне, только честно, каковы мои шансы затащить Юлю в постель?

- Оппачки! Вообще-то она девушка твоего друга!

- Я не сказал, что собираюсь это делать... Налей мне еще чаю, пожалуйста... Я просто спрашиваю, каковы мои шансы.

- На сегодняшний день - никаких, - я налила ему еще чаю, поставила кружку перед ним на стол и добавила, - только если ты подкупишь ее подарками, золотом, чем там еще... Короче, денег много нужно.

- Но ведь с Андреем она без денег? - прищурившись, спросил Антон.

- Без, - я согласно кивнула, - но он высокий брюнет, короче, заметный, или как это... видный парень, хоть и без подбородка...

Антон расхохотался:

- Тебе нужно на лавку и кулек семечек, - просмеявшись, сказал он.

- Сам хотел услышать правду...

- То есть я - совсем не видный и незаметный, да?

- Ну... Понимаешь, - я села поудобнее на стуле, напротив Антона, - на первый взгляд Андрей создает впечатление такого статного, симпатичного парня... А ты... Ну, конечно, на первый взгляд, как будто Ванька-тракторист и нос у тебя картошкой...

Я ляпнула и сама обомлела от своей наглости. Начала быстро лопотать что-то в оправдание:

- Ой, ну, прости... Просто... Я ведь тоже понимаю, что не являюсь красоткой, рост средний, глаза обычные, какие-то серо-зеленые, то есть не как у некоторых ярко-голубые, и ноги у меня не то что не от ушей, а совсем уж...

- Да все-вс


5825535414308959.html
5825560679955246.html
    PR.RU™